Пятница 22.09.2017


Несостоявшееся партнерство



Несостоявшееся партнерство
 
Пустое «гнездо»
В начале апреля в Баку прошла вторая сессия Парламентской ассамблеи «Евронест». Ассамблея является составляющей программы ЕС «Восточное партнерство», в которую входят, кроме стран Евросоюза, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Молдова и Украина.
Как говорится в сообщении офиса Европейского союза в Баку, во время сессии обсуждались отчеты по вопросам энергетической инфраструктуры, о будущем демократии и свободных и независимых СМИ, по торговым соглашениям и о сотрудничестве между правительствами и гражданскими обществами как в странах Восточного партнерства, так и ЕС.
Кроме того, был рассмотрен вопрос присоединения Беларуси к работе «Евронест». Как отмечается в сообщении. Беларусь в настоящее время не принимает участие в работе Ассамблеи по политическим причинам.
Насколько можно судить по материалам из открытых источников, самым ярким событием этой сессии стало выяснение отношений между азербайджанской и армянской делегациями по поводу выступления на ассамблее президента Азербайджана Ильхама Алиева.
Что касается конкретных результатов, то здесь негусто. Как сообщают информационные агентства, определены дата и план мероприятий следующей сессии, которая пройдет 28-29 мая 2013 года в Брюсселе. Также был обсужден план мероприятий, предложенных на следующий год. Другими словами, никаких решений, ничего конкретного. Посидели, поговорили, и разошлись. И в этом нет вины участников сессии.
Иного и не следовало ожидать. Какое «Восточное партнерство», такое и его парламентское измерение. Ведь основные задачи, стоящие перед Евронестом, должны заключаться в координации деятельности по созданию правовой базы функционирования «Восточного партнерства». А раз программа не работает, то никакой базы под нее и не надо. Другими словами, пока «Восточное партнерство» не приступит к реализации конкретных проектов, до тех пор не возникнет потребность в их юридическом обосновании, до тех пор потенциал парламентского измерения не будет востребован в полной мере.
Так что Беларусь от того, что не приняла участие в этой сессии Евранеста, ничего не потеряла.
Как сообщают информационные агентства, комиссар ЕС по вопросам расширения и политике добрососедства Штефан Фюле высказал сожаление по поводу того, что белорусские парламентарии не участвуют в работе ассамблеи. «Думаю, однажды они присоединятся к вашей ассамблее», — добавил он.
Я думаю, в Брюсселе прекрасно понимают, что без Беларуси любое измерение «Восточного партнерства», политическое, экономическое или парламентское, или какое другое, не может быть полноценным. Не побоюсь этого слова, с геополитической и идеологической точки зрения Беларусь для Евросоюза – ключевая страна.
Поэтому, несомненно, ЕС заинтересован в участии Беларуси в Евронесте не меньше, чем Беларусь. Действительно, это же нонсенс, скандал, когда места, предназначенные для нашей делегации, остаются пустые. Когда вместо законно выбранных парламентариев, политиков, которые облечены полномочиями и ответственностью представлять страну и принимать решения, приезжают самозванцы, которые реально никого не представляют и не имеют никакого влияния в стране, ни за что не отвечают и ничего не решают.
Это все понятно, но вот только те условия, которые выдвигаются нам для участия в Евронесте, нас абсолютно не устраивают.
 
Что нас не устраивает в Евронесте
Напомню, в чем суть проблемы. Дело в том, что группа депутатов Европарламента выступила с инициативой, чтобы белорусская делегация в Евронесте формировалась по принципу 50/50. То есть, чтобы из десяти человек пять представляли белорусский парламент, а другие пять – оппозиционные партии. Такой особый подход к составу нашей делегации европарламентарии объясняют тем, что, якобы, парламентские выборы в Беларуси прошли с нарушениями демократических норм, поэтому, мол, в вашем парламенте не представлены оппозиционные партии. Чтобы в Евронесте присутствовала вся палитра политических сил Беларуси, в делегацию должны быть включены представители так называемых демократических сил.
Конечно же, для нас такая позиция неприемлема.
Во-первых, мы считаем наш парламент вполне легитимным. Он был выбран в полном соответствии с законами Беларуси и отражает реальную расстановку политических сил в нашей стране.
Во-вторых, при принятии решения об участии Беларуси в Восточном партнерстве нам обещали равное участие во всех его измерениях. В частности, 19 февраля 2009 года, во время своего визита в Беларусь действовавший в то время Верховный представитель Европейского союза по вопросам внешней политики и политики безопасности Хавьер Солана заявил, что Беларусь будет полноправным участником Восточного партнерства во всех форматах. Подобные заверения звучали также из уст других официальных лиц ЕС. Что же получается? Кому верить? И как после этого иметь дела с Евросоюзом? И можно ли считать после этого наших западных соседей ответственными и надежными партнерами?
И, наконец, в-третьих, если наши западноевропейские партнеры так жаждут, чтобы в программе «Восточное партнерство» было представлено гражданское общество, так ведь оно там уже представлено.
Существует Пражская декларация, которая подписана председателем Европейского парламента, представителями ЕС, главами государств. В одном из пунктов этой декларации говорится, что национальным парламентам предлагается совместно высказать свое отношение к созданию парламентского измерения Восточного партнерства (ЕВРОНЕСТ). Вторая часть этой статьи касается создания Гражданского форума и относится к компетенции Еврокомиссии.
Таким образом, надо четко разделить эти два измерения, в парламентской ассамблее должны участвовать парламентарии, в гражданском форуме – представители гражданского общества.
 
Гражданский форум без гражданского общества
А теперь давайте посмотрим, каким образом представлена в Гражданском форуме «Восточного партнерства» Беларусь.
Согласно соответствующему документу, формирует форум и организует его работу Еврокомиссия совместно с представителями тех организаций, которые изъявят желание и будут активны на этой площадке. Например, в 2010 году в европейском форуме гражданских обществ изъявили желание принять участие 76 белорусских НПО. Из них по непонятным для нас критериям были отобраны 27. Никаких объяснений получившим отказ дано не было. По «чистому совпадению», из 27 отобранных НПО 26 представляли оппозиционные структуры. Причем за бортом остались чернобыльцы, молодежные, социальные, ветеранские организации. Вот таким образом и был сформирован этот форум. Какое же это представительство, какая же это демократия? Как могут говорить от имени страны те, кто представляет мнение менее 10% белорусского общества? Такой подход к формированию Гражданского форума «Восточного партнерства» полностью противоречит такому фундаментальному демократическому принципу, как плюрализм мнений, за который так самоотверженно борются на словах европейские политики. А на деле они желают слышать только тех, кого им приятно слушать. Тем, кто принимал решения об отборе участников форума, следует напомнить, что гражданское общество – это не только оппозиция, но и экологические, благотворительные, волонтерские, молодежные организации, профсоюзы, и так далее. То есть, это весь спектр негосударственных организаций, которые активно участвуют в жизни общества, выполняют не только политические, но и важные социальные функции.
 
«Ты помнишь, как все начиналось…»
Какие слова звучали из уст еврочиновников три года назад!
Как подчеркнул в свое время на презентации проекта Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу, «Наше послание этим странам достаточно открыто. Мы поддерживаем ваше стремление укреплять связи с ЕС и готовы помогать вам справляться с политическими и экономическими проблемами».
По заявлениям официальных лиц Евросоюза, Восточное партнерство предусматривает значительное повышение уровня политического взаимодействия, широкую интеграцию в экономику ЕС, упрощение поездок граждан в ЕС, меры по усилению энергетической безопасности и увеличение финансовой помощи. В общей сложности заявленные фонды политики Восточного партнерства составляют около 600 миллионов евро на период с 2010 по 2013 годы».
Как отмечали тогда некоторые эксперты, уровень участия в Восточном Партнерстве Беларуси будет зависеть от общего развития ее отношений с ЕС. В принципе, нас это вполне устраивает, так как дает пространство для маневра и возможность выбора формата такого сотрудничества с учетом наших интересов.
Это не единственный проект Евросоюза, направленный на развитие отношений другими государствами региона. Есть также инструмент Политики добрососедства ЕС. В свое время Евросоюз для получения Беларусью статуса полноправного участника этой программы выдвигал целый ряд условий. Появился даже документ под названием «Что Европейский Союз может дать Беларуси», в котором основное внимание уделялось именно требованиям, в то время как взамен ничего конкретного не предлагалось.
Нам предложили участвовать в «Восточном партнерстве» в то время, когда взаимоотношения Беларуси и ЕС переживали некий ренессанс, и мы искренне верили, что нам наконец-то удастся наладить с нашими западными соседями конструктивный диалог.
По сравнению с Инструментом Политики добрососедства Восточное партнерство для Беларуси, казалось бы, имеет ряд преимуществ. Во-первых, нам не пришлось выполнять каких-то жестких требований.
Во-вторых, по сравнению с Европейской политикой добрососедства, частью которого он является, предполагалось, что проект «Восточное партнерство» - более «продвинутый» и предусматривает более высокий уровень интеграции.
Официальный старт программы был дан 7 мая 2009 года на учредительной встрече в Праге, столице Чехии, которая в то время председательствовала в ЕС.
 
Три года пустой болтовни
Сейчас можно открыто говорить, что проект «Восточное партнерство» фактически так и остался только на бумаге. Проводятся какие-то встречи, какие-то мероприятия, вроде тех же сессий Евронеста, а реальных результатов – ноль. Причем в этом нет никакой вины Беларуси. Это никак не зависит от проблем в наших взаимоотношениях с ЕС.
Не так давно в интервью польскому изданию «Krytyka Polityczna» Павел Коваль, депутат Европарламента, лидер партии «Польша важнее всего», заявил следующее (цитирую): «Есть угроза, что «Восточное партнерство» останется «сезонным» проектом польского председательства в ЕС без своих институтов и достаточного финансирования. Сейчас оно практически не функционирует, и я думаю, пришло время открыто об этом сказать. Средства невелики и рассредоточены. С «Партнерством» не связано никаких существенных политических обещаний, в экономическом плане оно тоже не работает» (конец цитаты).
Беларусь с начала этого проекта стала самым активным его участником. Мы представили целый пакет конкретных предложений: в области транзита, энергетики, транспорта. Один из них - сооружение скоростной автомагистрали Берлин - Москва транзитом через Польшу и Беларусь. Но, ни на это, ни на десятки других предложений, ряд из которых были разработаны совместно с Польшей, Литвой и Украиной, ответа от Еврокомиссии так до сих пор и нет. Я уж не говорю о реализации каких-то конкретных проектов в рамках этой инициативы.
Могу предположить, что очередная годовщина запуска «Восточного партнерства» не вызывает особого энтузиазма не только в Беларуси, но и ни в одной из шести стран, приглашенных для участия в программе. Возможно, я ошибаюсь, но мне не попадалась на глаза информация о каких-то значимых событиях, связанных с этим проектом.
 
Перспективы участия Беларуси в «Восточном партнерстве»
Возникает вопрос: не ждет ли его та же судьба, что и приснопамятный ГУАМ?
Чтобы ответить на него, надо определиться, с какой все-таки целью создавалось «Восточное партнерство». Насколько официальная, заявленная цель проекта соответствует реальной?
Некоторые эксперты, в том числе и на Западе, полагают, что «Восточное партнерство» – это суррогат, который должен заменить странам, принимающим в нем участие, в первую очередь, Грузии и Украине, перспективу вступления в Евросоюз. И в то же время удержать их в сфере влияния Брюсселя. Свою точку зрения они аргументируют следующим образом. Перспектива вступления в ЕС была в свое время мощным стимулом для осуществления масштабных политических и экономических реформ, приближающих страны Восточной Европы к европейским стандартам. Но Евросоюз устал от расширения, и на данном этапе не может предоставить такой перспективы Украине и Грузии. Но терять свое влияние на эти страны и уступать его России не хочет. Так появилась идея «Восточного партнерства», которое сулит его участникам определенный уровень интеграции с Евросоюзом. Сегодня уже ясно, что сторонники такой точки зрения оказались правы. Так что пассивность Брюсселя, отсутствие желания предпринимать какие-то практические шаги для достижения заявленных целей, вполне понятны и объяснимы.
Какие же перспективы дальнейшего участия Беларуси в этом проекте? Они существуют только при двух обязательных условиях. Первое из них – радикальное изменение политики Евросоюза в отношении Беларуси. До тех пор, пока Брюссель не найдет правильный тон в диалоге с Минском, никакой привлекательности и практического значения «Восточное партнерство» для нас иметь не будет. Что же это за партнерство такое, если Евросоюз постоянно усиливает на нас давление, расширяет список невъездных, вводит экономические санкции в отношении наших предприятий? Когда устраивает демарши с отзывом послов, принимает какие-то обличительные резолюции? Разве с партнерами себя так ведут? Так относятся только к недругам. Мы не заслужили этого. В рамках такой вот политики угроз и шантажа «Восточное партнерство» выполняет роль не инструмента развития добрососедства и интеграции, а дополнительного средства для шантажа и оскорблений, как, например, это случилось с нашим участием, или, если быть точным, неучастием, в Евронесте.
Отсюда вытекает и второе обязательное условие, при котором «Восточное партнерство» может стать чем-то реальным, наполнится смыслом. Этот проект должен быть не крючком, на котором нас пытаются «подвесить» в сомнительных геополитических целях, не какой-то приманкой в руках дрессировщика, а реальным инструментом интеграции Большой Европы. Участие Беларуси в Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве не могут быть тому препятствием, так как деятельность этих двух организаций основана на тех же самых принципах, что и ВТО, и тот же Евросоюз. И не надо здесь искать, и, тем более, создавать какие-то искусственные препятствия и проблемы. Надо, наоборот, находить те факторы, те точки соприкосновения, которые способствуют нашему сближению.
 

12345

Комментарии

Впечатляет модерн и позитив

Впечатляет модерн и позитив

12345

На разных порталах свои

На разных порталах свои фишки, на вашем публикации.

12345

Интересно написано

Интересно написано

12345